Почему белорусскую АЭС построят под Гродно

NMN.by - Новости Минска Главная    | ЗНАКОМСТВА | АГРОТУРИЗМ | ФОТОГРАФ | ПОДАРКИ | КНИГИ  |
Поиск новостей     Расширенный поиск

Разделы новостей
Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031

Подписка на новости
Подписка на рассылку:

Голосование
Как отражается на Вашем бюджете рост цен в Беларуси?
Существенно
Приходится больше работать
Не существенно, но ощутимо
Я этого не замечаю
Затрудняюсь ответить
Результаты

Рекомендуем

email Отправить другу | print Версия для печати |

Почему белорусскую АЭС построят под Гродно

20 Jan 2009

В конце прошлого года Государственная комиссия по выбору места размещения земельного участка для строительства белорусской АЭС озвучила свое решение: станция будет построена на Островецкой площадке. Изначально она рассматривалась как резервная и вообще в перечне потенциальных площадок под АЭС появилась едва ли не последней.

Однако после углубленного изучения именно ее эксперты выдвинули на первый план. Бывшие фавориты — Кукшиновская и Краснополянская площадки — были определены в качестве резервных. Уже в конце января на Островетчине начнут возводить дома для строителей АЭС.

Очевидно, что какую бы площадку комиссия ни назвала, недовольные наверняка бы были. Нашлись скептики и в Островце. Они говорят о том, что нельзя строить АЭС в районе, где в начале ХХ века произошло землетрясение. Указывают на розу ветров — в течение года на Островетчине преобладают ветры восточного направления, и они якобы могут разнести радиацию по всей стране. Говорят о близости уникальной Нарочано-Вилейской рекреационной зоны, где ежегодно отдыхают десятки тысяч белорусов. Высказывают опасения, что из-за АЭС добрая половина региона может остаться без питьевой воды, а река Вилия — превратиться в сточную канаву.
Мы попытались разобраться, отбросив эмоции, чем руководствовались эксперты, выбирая Островецкую площадку, и все ли возможное они предприняли для того, чтобы определить самое безопасное и самое удобное место для размещения АЭС. А помог нам Андрей РЫКОВ — директор “БелНИПИ Энергопром”, член комиссии, выбиравшей площадку.

— Андрей Никодимович, из скольких площадок выбирала комиссия?

— Работы по выбору площадки для строительства АЭС были начаты Национальной академией наук Беларуси еще в 1992 году. Исследования велись по всей республике. По действующим на тот момент нормативам было определено 74 пункта возможного размещения атомной электростанции. Потом произошел отсев. Одни пункты не подошли из-за проблем с водоснабжением, другие “сели” на природоохранную зону, третьи отсеялись по сейсмическим характеристикам. Свои ограничения наложили и военные, авиация. В итоге осталось только два пункта — Шкловско-Горецкий и Быховский. Оба они находились в Могилевской области. Площадь каждого составляла более 20 квадратных километров. Здесь и предстояло выбрать площадку для строительства. Эксперты выделили две площадки — Краснополянскую и Кукшиновскую. Затем идея строительства АЭС была отложена до лучших времен. И только в 2006 году наша комиссия приняла работу по исследованию площадок у НАН.

— В итоге Краснополянская и Кукшиновская площадки были названы резервными, а выбор сделан в пользу Островецкой. Почему?

— Прежде всего необходимо понять, на чем будет стоять станция. Мы провели огромный объем геологических исследований, в которых участвовало 17 республиканских организаций НАН, Министерства архитектуры и строительства. Были задействованы лучшие специалисты страны. Мы привлекли к работам и наших украинских коллег — представителей Киевского атомэнергопроекта и Киевского изыскательского института. В ходе исследований обнаружилось, что под Краснополянской и Кукшиновской площадками не все хорошо с геологическими условиями. На большой глубине под ними находится мергельно-меловой слой. В таком слое возможно, подчеркиваю, только возможно, образование трещин, что снизит несущую способность грунта, а это значит, что может быть потеряна устойчивости фундамента. Зона сжатия фундамента под атомным реактором достигает 50-70 метров. То есть на такой глубине грунт чувствует воздействие веса реактора. Конечно, мы могли бы провести специальные инженерные мероприятия, чтобы укрепить грунт под фундаментом: закачать туда раствор, чтобы “схватить” мел. Но это десятки километров труб, тысячи тонн цементного раствора.

Такие приготовления стоят очень дорого. Тем более что мы поставили себе главную задачу — обеспечить безопасность. Лучше перестраховаться, даже если существует малейшая угроза. А потому стали искать другие варианты. Было решено посмотреть еще две площадки — в районе Верхнедвинска и Островца. Первая отпала сразу. Там и грунты плохие, и подтопление станции возможно. В Островецком районе не удалось найти каких-либо противопоказаний. Исследования показали, что Островецкая площадка — самая удачная. В свое время нам запрещали ее изучение военные, но позже они сняли свой запрет. Там очень хорошие грунты, где нет мелов и карстообразования. Хорошая ситуация и с водоснабжением, дорогами, никого из деревень отселять не придется.

— Однако противники строительства АЭС указывают на тот факт, что именно Островецкий район находился в эпицентре 7-балльного землетрясения, зафиксированного в 1908 году.

— Действительно, такое землетрясение было. Однако в нашем исследовании принимали участие лучшие специалисты страны по геофизике во главе с членом-корреспондентом НАН Беларуси Александром Карабановым. Они заверяют, что никаких проблем по части сейсмической активности в Островецком районе нет и не предвидится. Отмечу, что на Островетчине было землетрясение в семь баллов, а проект строительства любой современной АЭС закладывается с уровнем сейсмоопасности в восемь баллов. В Иране и Китае сейсмическая активность гораздо выше, чем в Беларуси, но там не боятся строить атомные станции.

Тем не менее мы приняли все меры, чтобы обезопасить АЭС от землетрясений. Станция разместится на монолитном участке, который не пересекается никакими разломами. Мы проследили и за тем, чтобы поблизости не было активных разломов. Проверяли и перепроверяли себя, все результаты исследований показывали украинцам, а также экспертам МАГАТЭ, которые приезжали в Беларусь в мае и ноябре прошлого года. Все они в своих заключениях сказали, что выполнен огромный объем работы по изучению данного вопроса. Так, по нормам МАГАТЭ, не допускается размещение АЭС на активных тектонических разломах, на площадках с сейсмичностью свыше 9 баллов, в районах, не располагающих водными ресурсами. На территориях, где возможно вымывание грунтов и карстообразование. Там, где возможно схождение селей и наводнение. В Островецком районе ничего этого нет. Западные эксперты смотрели на нас, как на чудаков, которые лезут туда, куда бы им и в голову не пришло лезть. Но мы сделали свое дело от и до, и наша душа спокойна.

— Делая выбор, комиссия учитывала, что от предполагаемого места размещения АЭС до озера Нарочь всего 40 километров? И что река Вилия, вода которой используется для водоснабжения столицы, и вовсе протекает в шести километрах от площадки?

— Станция строится не для того, чтобы она взрывалась, а чтобы нормально работала. Из Вилии воду будут только забирать. Сброса воды обратно не будет. Это предусматривает наша система охлаждения с градирнями. Вода будет использоваться по замкнутому кругу, мы будем только добирать ее в случае необходимости (вода имеет свойство испаряться). Думаю, белорусам не стоит бояться строительства атомной электростанции. Посмотрите на карту — мы и так находимся в окружении АЭС. У нас под боком Смоленская, Чернобыльская, Ровенская, Игналинская станции. Поляки недавно объявили, что они будут строить две АЭС, одна из которых разместится на Белостотчине.

— Тем не менее некоторые жители Островецкого района выступают категорически против строительства АЭС.

— Возможно, они не до конца понимают, какой мощнейший толчок развитию региона даст строительство АЭС. Это особенно хорошо замечаешь, бывая на атомных станциях в России. Так, глава администрации Удомли, где располагается Калининская АЭС, говорит, что без нее поселок давно бы вымер. Станция находится между Москвой и Санкт-Петербургом. Когда едешь по трассе, видишь много брошенных деревень. А приезжаешь в поселок — будто попадаешь на другую планету: современные дома, все чисто и аккуратно. Даже бабулька, которая продает морковку, просит за нее более высокую цену, чем в соседних деревнях. Потому что там совершенно другой уровень жизни.
В период строительства АЭС появляется много рабочих мест, а атомная станция — это долгая стройка. Планируется, что мы начнем строительство уже в этом году и, если будем очень стараться и все удачно сложится, завершим возведение первого блока в 2016 году. Стройка на этом не закончится, ведь надо будет возводить и второй блок. А дальше начнется эксплуатация станции. Расчетные сроки ее использования — 40—60 лет. На протяжении всего этого времени люди будут обеспечены работой, причем весьма высокооплачиваемой — атомщики всегда получают хорошо. Транспортное, бытовое и медицинское обслуживание — все это также концентрируется вокруг АЭС. Аналогичную картину приходилось наблюдать и во Франции. Жителей этой страны нисколько не смущает мощная атомная энергетика. Наоборот, они считают ее фактором, который позволяет Франции иметь настоящую независимость.

— И все-таки, Андрей Никодимович, считается, что любая станция “фонит”, а ведь некоторые жители Островецкого района живут за счет сбора грибов и ягод — в этом регионе потрясающая природа.

— АЭС не фонит, когда работает. Если она нормально эксплуатируется, то выбрасывает в атмосферу гораздо меньше вредных веществ, чем любая другая станция, на чем бы она ни работала — на газе или мазуте. Не будем забывать, что один из серьезнейших вопросов современности — глобальное потепление. Факт в том, что АЭС не вырабатывает углекислого газа.

Во многих странах, как и в Беларуси, нет своей нефти и газа. Но там почему-то не боятся строительства АЭС. В Бельгии две атомные электростанции обеспечивают около 60 процентов потребности страны в электроэнергии, во Франции этот показатель составляет 78 процентов. В Китае утверждена программа строительства тридцати АЭС до 2020 года. Это общемировая тенденция, продиктованная нехваткой природных ресурсов. То, что нефть сейчас подешевела, — временное явление. Скоро цена на нее снова вырастет, можно в этом не сомневаться.


Олег ГОРУНОВИЧ,
Владимир СТЕПАНОВ,
Народная газета

 



 
Похожие новости по теме:


» БелАЭС построят в Горецком районе?

» БелАЭС построят на Островецкой площадке

» Место для будущей АЭС определят до конца апреля

» Лукашенко: мы строим самую безопасную АЭС, ответственность за нее несет Россия

» «Росатом» изъявляет желание принять участие в строительстве второй АЭС в Беларуси

 
Прочитано: 7103 раз(а)


Рекомендуем: 


Интересные факты

Популярные новости

Интересные события