"Денег не хватает? Еще несколько месяцев - и мы выйдем из этой ситуации"

NMN.by - Новости Минска Главная    | ЗНАКОМСТВА | АГРОТУРИЗМ | ФОТОГРАФ | ПОДАРКИ | КНИГИ  |
Поиск новостей     Расширенный поиск

Разделы новостей
Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30

Подписка на новости
Подписка на рассылку:

Голосование
Как отражается на Вашем бюджете рост цен в Беларуси?
Существенно
Приходится больше работать
Не существенно, но ощутимо
Я этого не замечаю
Затрудняюсь ответить
Результаты

Рекомендуем

email Отправить другу | print Версия для печати |

"Денег не хватает? Еще несколько месяцев - и мы выйдем из этой ситуации"

19 Jun 2011

Пресс-конференция президента длилась более пяти часов. Прямая трансляция пресс-конференции началась в пятницу на Первом национальном канале Белорусского радио c небольшим опозданием, в 12.10, а не в 12.00, как планировалось. Зато общение президента с журналистами длилось более пяти часов. Это своеобразный рекорд.

-  Откровенно говоря, мне советовали не проводить эту пресс-конференцию. Поскольку ситуация сложная, разные будут вопросы, - сказал в начале Александр Лукашенко и пообещал, что разговор состоится максимально откровенный. - От позиции журналистов сейчас многое зависит. Последние события четко показывают, насколько важно объективно и профессионально рассказывать о том, что происходит в обществе и стране в целом. Это не только сегодня, как вы заметили, наверное, это было и вчера. Потому что в том процессе паники, которая возникла в нашей стране, иначе ее не назовешь, большой удельный вес работы журналистов. Потому что ажиотаж на потребительском рынке создавался при активном участии ряда СМИ.

О чем говорил президент

...о белорусской экономической моделе

- Вот я сейчас открыл газеты. Как все пишут о нас. Не буду говорить, в какой стране и какие газеты, вы читаете их не меньше меня. И пишут взахлеб, а между строчками такая радость: ну наконец-то, белорусское чудо, социально-экономическая модель рухнула. Никуда она не рухнула и никогда не рухнет. Я понимаю, что некоторым она не нужна, и как бельмо в глазу эта модель. Но мы же никого не наклоняем, не заставляем копировать эту модель. Тем не менее из этой модели скопировали очень многие очень многое. Поэтому вы должны из этой пресс-конференции унести и передать людям одно: социально-экономической модели развития белорусского государства быть, мы от нее ни на йоту, ни на шаг не отступим, - заявил президент, обращаясь к журналистам.

...о затягивании поясов

- Да, сегодня сложились определенные проблемы. И я уже говорил, не надо ни одному чиновнику выходить и бряцать языком - надо туже затянуть пояса. Большей глупости не найдешь. Кому надо, тот знает, что ему затягивать, пояс или еще что-то, может, и живот подтягивать. Большей глупости не найдешь. Кому надо, тот знает, что ему затягивать, пояс или еще что-то, может, и живот подтягивать. Кому не надо, зачем вы рекомендуете людям затягивать пояса? Нет той ситуации, чтобы сегодня затягивать пояса. Я к тому, что мы шли своим путем, мы будем им идти.

...о кризисе

- У нас нет никакого кризиса! У нас есть паника и ажиотаж, - объяснил журналистам Александр Лукашенко. - БЫЛИ паника и ажиотаж. Ажиотаж, который привел к массовой скупке валюты. И в результате – резкий скачок цен. Я отдал распоряжение – контролировать ценообразование. Если б не контролировал, было б еще хуже. Но контролировать  же нельзя. Нам же эти, кто говорит о реструктуризации и реформах, говорят и что нельзя вмешиваться, рыночная  экономика все отрегулирует, цены в том числе. Отрегулировала? Не отрегулировала. (…)

Создали панику, подняли цены и говорят: кризис. (…)

Какое я решение могу принимать, когда нет анализа и это первое полугодие не закончилось. По первому кварталу нельзя принимать решение – потому что это были зимние месяцы. Эти месяцы – летние. Вместе эти полгода дадут реальную более-менее картину о том, что происходит. К примеру: куда мы расходовали валюту.

Впервые в истории нашей страны мы получили около 20 миллиардов долларов валюты. И будет еще. И это только то, что на учете. А что население вывезло-ввезло – это вообще счету не поддается! Нужно посмотреть (…) куда эти деньги пошли? На лекарства? На газ? На нефть? (…)

...о закрытии границ

- Но поесть есть что? Купить в магазине и поесть есть что? Денег не хватает? Несколько месяцев и мы выйдем из этой ситуации. Мы об этом тоже поговорим… Но главное, что мы можем произвести свое. И если вообще будет катастрофа, то закроем границы и будем покупать только то, что нам надо, импорт. Но всегда одеться и поесть у нас есть что. Конечно, не дай Бог, что нам придется перекрывать границы, как это мы делаем по отдельным товарам сегодня на южном и западном направлении.

...о продаже предприятий

- Нам говорят: реформа – это приватизация. Продать предприятия! Я не против. Но если бы вы были на моем месте, вы бы прежде всего подумали: да, продать можно. Но подороже. Задешево никто не продаст, тем более это не мое. Не дай бог я бы продал хоть одно предприятие не так как надо, меня бы с землей сравняли, сказали бы, что я коррупционер и себе в карман положил деньги. Хотя и это уже есть! И так уже говорят. Хотя никто в моем кармане чужих денег не нашел.

Поэтому приватизация, ладно, приватизируем Беларуськалий. К примеру. Или, мол, говорят, МАЗ, БелАЗ. Начали приватизацию… Кто купит? У вас есть деньги на приватизацию? Беларуськалий на сегодня стоит 30 миллиардов долларов. У вас есть деньги? Умники насчитали, что у нашего общества около 20 миллиардов долларов. Хотя Нациаональный банк это оценивает в районе 6-7 миллиардов долларов на руках у населения. Одно предприятие стоит 30 миллиардов долларов. Люди последнее не понесут. И 90% вообще не будет этим заниматься. И кто тогда вообще купит эти предприятия? Вы знаете, кто сегодня точит зубы на наши предприятия, и прежде всего такие, как Беларуськалий, где сегодня 70-100% рентабельности. Это предприятие, которое в лучшие годы приносило нам 3,5 миллиардов долларов одно только за год чистой валюты. Это предприятие, которое по дешевку продает нашему сельскому хозяйству удобрения (...)

...о спутниках на экспорт

- Помните, сколько было скандала, как по атомной станции шли дискуссии, когда я принял решение об искусственном спутнике земли белорусском? - Напомнил Александр Лукашенко. - Я тогда говорил: надо сохранить то небольшое, что у нас есть, эту школу, развить ее, потому что это будущее, это самые высокие технологии.Смею вам сегодня доложить, мы это широко не освещаем: мы создали целую отрасль, мы построили предприятие целое, которое сегодня делает сами спутники. Не буду называть государства, которые у нас заказали эти спутники и мы их делаем.

Я это говорю, уважаемые друзья, для того, чтобы вы понимали: это миллиарды и миллиарды долларов(…)

...про агрогородки

- Почти в каждом хозяйстве, бывшем колхозе-совхозе, мы построили агрогородки. Где хуже, где лучше, я согласен, еще много работы. Но это агрогородок. Почему я их предложил так назвать. Знаете такое расхожее выражение: «Эй ты, колхоз, деревня»?  Мы все с вами из села вышли, потому что города сожгли за две посление войны и весь Минск формировался сельскими жителями в свое время, особенно после войны. Так давайте нашим детям, которые живут в деревнях, нашим людям, которе еще остались, создадим мало-мальски нормальные услвоия и психолоигчески выведем их из этого. Я сам помню, когда я приехал студентом в университет, я там случайно оказался, все дети начальников были и из городов. Я чувствовал себя неудобно. Сейчас я, конечно, этого комплекса не имею. Да, я деревенский человек и не вижу в этом ничего плохого. Но тогда мне было как-то не по себе, психолгически. Поэтому я понимаю нынешнюю сельскую молодежь (…)

Агрогородок это же не просто название. Это улица, это вся инфраструктура, это тороговля, это социальная сфера. Это в конце концов надо идти к тому, чтобы там была хотя бы вечером теплая вода, чтобы доярка или свинарка, отработав на ферме, пришла домой, молодая девушка или женщина к мужику в постель ложилась помытой. Я ведь это все видел своими глазами, работая в сельском хозяйстве.

...о том, будет ли кто-то наказан за происходящее в экономике

- Наши люди, 60 человек (больше я к сожалению не нашел – которые умеют разговаривать с людьми убедительно) поехали в регионы (…) Я просил об одном – поезжайте на самые проблемные предприятия и привезите мне проблемы и вопросы, которые ставят люди. Может, я чего-то не вижу? (…)

Мы обобщили и мне вчера вечером обобщили эти 60 человек вопросы, проблемы и так далее. Многие говорят: кто виноват? Почему президент до сих пор не отрезал некоторым головы? На это я хочу сказать: уважаемые товарищи, я не пацан, и не мальчишка. Я вижу объективные причины, и субьективные. Я вижу, кто виноват, кто нет. Я сказал: да, есть люди, которые за это должны ответить. (…) Но пеплом голову посыпать нельзя. Потому что даже если Национальный банк осуществил излишнюю эмиссию и вбросили мы в экономику эти деньги, то я вам только штрихами обрисовал то, что сделано. Начиная вот от этого зала и заканчивая сельским хозяйством, комбайнами, оборотными плугами, селялками, веялками, нефтепереработку модернизировали и прочее. Куда мы только не вложили деньги! Здравоохранение новое появилось. Сердце умеем вынуть, пришить другое, печенку, легкие и прочее – этого бы ничего не было, это колоссальнейшие деньги! Чего мы мечемся? Чего мы посыпаем пеплом голову и кричим: давай Лукашенко, режь! Я же знаю, кто подбрасывает эти идеи!  Нам что, еще эту панику и ажиотаж, который мы переживаем, наложить  на кризис власти? Вот тогда будет конец.

Все же это прекрасно понимают, поэтому вы меня не наклоняйте, дорогие друзья.

(…) Когда Лукашенко кого-то зарежет… Виноват будет – зарежу. А сейчас надо успокоится и спокойно пережить эти времена.

...о курсе доллара

- Сегодня некоторые говорят по валюте: «Давайте курс. Надо сделать 10 тысяч за доллар, он потом упадет» Кто это говорит? Это говорит тот, у кого есть валюта. Я не говорю, как он ее приобрел: заслуженно, незаслуженно. У него есть валюта. Ему какой нужен курс? 10 тысяч. Он продаст по 10 тысяч. Но никто не думает, что 10 тысяч – это еще один стресс, который население и государство не выдержит. И начнется хаос. Нет необходимости, уже все поняли, меня к этому толкали. Уже сегодня за 10 тысяч даже на черном или сером рынке валюту не продают. Как мне докладывают: пять с половиной, иногда шесть кто-то. Ну если кто-то сдуру или очень кому-то надо, может быть и дороже, но пять с половиной, шесть готовы продавать, но меня же толкали за 10.  И только выдержка нас в этом отношении спасла… Вот мы и нашли какую-то истину взвешенную, между тремя, которые были раньше, три сто, семью, семью и кто-то десять предлагал, мы вышли на пять. Уверен – это много. Вот посмотрите, придет время, и все скажут: «Это дорого!»

Я долго молчал, а потом сделал вывод: 5 тысяч за доллар – это даже завышенный курс для нашей страны. Завышенный. Пока еще есть отложенные ожидания, пока еще кое-то хочет купить автомобиль до 1 июля  и т.д. спрос на валюту сохраняется ажиотажный. Вы хотите, чтобы я его удовлетворил? Чтоб кто-то автомобиль купил, чтоб кто-то шмотки ввез, еще чего-то… Можно. Но одномоментно нужно будет вбросить миллиард или даже два миллиарда долларов. Но это мы скажем после 1 июля, когда будет отчетность. Вы готовы сегодня 2 миллиарда из золотовалютных резервов вбросить? Я нет. Потому что эту валюту получат те, которые могут или подождать, или вообще не должны ее получать.

...о путях выхода из кризиса

- Мы их, эти пути, знаем. Можем жестко выйти. Все говорят: «Вот бы надо повысить один раз цены, чтобы они были постоянными!» Да у вас денег не хватит, если один раз повысим цену до нужного уровня. У вас денег не хватит, чтобы купить сегодня, завтра и послезавтра, пока мы вам дадим эти деньги через зарплату там, пособия и прочее, у вас не хватит денег даже чай попить или кефир купить.

Это глупость. Но некоторые так делали. 1998-й год в России они на дно рухнули, а потом оттуда поднимались. Но мы же не Россия. У нас нет нефти и газа, нефтедолларов нет, чтобы такие дыры закрывать и рисковать. Поэтому все надо делать спокойно…

ОТВЕТЫ НА ВОПРОСЫ

Через час после начала пресс-конференции журналисты начали задавать вопросы.

- Не считаете ли вы, что в этом ажиотажном спросе, который сложился на валюту, гречку, сахар и другие товары, виновато отсутствие информированности населения со стороны официальной власти о том, что же все-таки происходит в стране? (...)

- Я только что затронул тему «кто виноват». Вы знаете, чтобы и этот вывод сделать... вот сейчас сказать, что председатель национального банка, премьер министры... Так этот деятель, персональный пенсионер заявил: «Председателя национального банка в отставку, правительство в отставку!». А ведь когда-то и он отставлялся. Приятно ему было? Нет. Но дело не в приятном — у нас же новое правительство. У нас же новое правительство! Вот сидит вице- премьер один, второй, зам главы администрации, второй заместитель... Они же новые! Куда их отставлять?! Это первое. Второе...Хорошо, назовите мне фамилии, кто завтра, ну хотя был бы председателем правления нацбанка и премьер-министром? Называйте! Называйте фамилии и я вам скажу, да-нет. Считайте, что это риторический вопрос. Не думайте, что у нас забор выгорожен из премьер-министров и председателей национального банка. Людей, которые не просто по букварю могут руководить национальным банком и знают плановую и рыночную экономику. Давай, вперед, рынок отрегулируй! Людей, которые по колено зарыты в землю, которые знают, что такое труд и откуда берутся деньги. Опытных людей! Это единицы. Поэтому, да, сегодня можно обвинить. Хорошо, давайте договоримся так, я во всем виноват! Я действительно обладаю полномочиями, у меня вся власть в руках... Вините меня! Я это переживу. Мне не привыкать. (…)

Еще раз подчеркиваю, мы ничего не выдумываем здесь выходя из этой ситуации. Да, можно было 3100 держать курс тогда, может быть и цены б сохранились. Но сколько миллиардов долларов должны быть золотовалютные резервы? Минимум пятнадцать миллиардов. У нас таких денег нет! Мы можем наскрести с золотом, со всем что у нас есть на сегодня три с половиной, ну пять. Пять, если все собрать. Пять миллиардов. Первое, я мог рисковать этими деньгами? Не мог. Потому что когда я стал президентом, помните мою фразу? Я пришел в национальный банк, он меня принял, некому было водить. (..) Рваные мешки и крысы бегали. Негде было хранить бумажки эти хранить. Это в национальном банке в подвале. Я это помню, и вы знаете, чего мне это стоило вот эти вот слитки скупать по всему миру, по клочку золота. Где-то, что-то доплавлять... И мы сегодня.. сколько у нас тонн? Тридцать две тонны. И вы хотите, чтобы я эти тридцать две тонны, которые уже принадлежат нашим детям, чтобы я выбросил на рынок? Я этого не сделаю! Даже, если  вы завтра скажите: Все, или выбрасываешь, или уходишь. Я уйду, но я этого не сделаю! Потому что вы меня потом проклянете! И те пять миллиардов, которые есть, я не мог выбрасывать на рынок. Это тот стратегический запас, что на случай войны! Поэтому я приказал правительству национального банка больше валюты не выбрасывать. (...)

4500 должен стоить 92-й бензин!

Президент, отвечая на вопросы газеты «Звязда» о том, не собирается ли правительство понизить цены на продукты так, как они были снижены на бензин:

- Я не хочу, чтобы люди заходили (в магазины – ред.) как в музей, посмотрели – и пошли. Для меня это боль. Как хотите это понимайте, это действительно так. Что касается бензина, еще раз хочу к этому вернуться. Не хочу, чтобы из меня делали какого-то героя. Это плохо, что мы откручиваем цены. Хорошо, что мы еще это можем делать, благодаря тому, что мы и там создали управляемую систему. (…)

Меня на топливе волновало то, что бензин, топливо, керосин, солярка –это  продукты питания, одежда, все, это надо произвести, перевести. Без этого не обойтись. Я видел, что будет завтра с продуктами питания, что мы не удержим тогда эти цены. Поэтому я принял это решение. Это не какой-то героизм, что только я это увидел, а никто больше. Это и другие видели, может не так остро это воспринимали, как я. Но я президент страны, меня народ избрал, а не правительство, не министров, не чиновников. Я должен обостренно это чувствовать. Поэтому исходя из эмоций и целесообразности экономики, я принял такое решение. (…)

По топливу слишком буквально выполнено мое распоряжение. Я не учел, что есть у нас еще 95-й бензин и, по-моему, 98-й. А это 10 процентов населения, это крутизна. Ну так путь и дороже платят. Поэтому бензин и должен стоит 4 с половиной (тысячи – ред.), я имел в виду бензин 92-й и еще какой-то, который массово потребляется населением. А они все это зарезали. Это моя вина, конечно.

"А вы там российские СМИ притесняете!"

Президент ответил и на вопросы о российских средствах массовой информации

- Как меня недавно проинформировали, говорят: «А вы там российские СМИ притесняете, поэтому смотрите». Нам разные условия ставят, на что я сегодня отреагировал и сказал, пожалуйста, положите мне на стол справку: какое средство массовой информации России на сегодняшний день в Беларуси не работает? Что в России прямо наши каналы идут так, как российские в Беларуси? В России президента Беларуси видят столько времени, сколько видят в Беларуси президента и премьера России? Нет. Так что еще надо? Я не хочу здесь высказываться широко, я об этом немало говорил, чтобы завтра не было еще большей истерии. Переживем.

"Да не будем мы держать их в тюрьме там. Это дорого для них... "

Отвечая на вопрос об отношениях с соедними государствами, Александр Лукашенко затронул и тему судов на экс-кандидатами.

- Ну, только не ставьте перед нами унизительные условия, невыгодные для нас». Я не хочу их перечислять. Хотя это вопрос договоренности, это компромиссные условия. А не публично выставлять нам условия: «Эй вы, освободите политзаключенных!» Чтобы вы (обращается к журналистам – ред.) на это сказали в моем положении?! Я и им  говорю, во-первых, у нас нет политзаключенных! У нас даже нет в Уголовном кодексе подобной статьи. Если вы что-то подвергаете сомнению, мы готовы… Захотели вы, чтобы на судебных процессах, чтобы присутствовали ваши представители: ОБСЕ или откуда они там были, пожалуйста, идите. Процессы все были открыты. Вот картинка! Вот ты с кайлом штурмуешь дом правительства. Вот статья за это кайло!

И потом я недавно разговаривал с одним влиятельным немцем, и он думал, что у на 180 политзаключенных.  Так у нас же, по-моему, всего два или три человека: Санников, Усс и Статкевич осуждены. Потом каким 180? А это наша колона дает им информацию о том, что у нас действительно 180 человек сидит. Я даже попросил справку, Господи, да не может быть?! Нет говорят, что не совсем так. Вот они: «Вы освободите!» А я им задаю вопрос: «А вы освободили бы во Франции, если суд осудил кого-то?» Нет говорят. У нас судебная власть независима. Так и у нас судебная власть независима! Вы этого хотите, так почему вы меня толкаете, чтобы я перекраивал судебную власть. Вы меня ставите диктатором. Так почему вы меня к этим функциям диктаторским толкаете? Я не хочу! Да, по нашей конституции я имею права, но не обязанности: помиловать человека при соблюдении определенных процедур. Во-первых, он должен обратиться к президенту с помилованием. Будет такое обращение, я буду рассматривать. Это первое. Второе, созреет у нас ситуация – мы не кровожадные. Мы никого в тюрьме в нагрузку государству не держим. Не только этих так называет политических заключенных, но и других. Особенно в экономике. Простите меня, но существует порядок. Ты экономически совершил преступление по закону тебе положено три года. Сел. Давай-ка дорогой мой! Свобода, как они говорят дороже. Плати хорошее деньги, вон счет в бюджете. Мы будем рассматривать вопрос или об условно-досрочном освобождении или о помиловании. Я еще в Казахстане сказал, что они нам там не нужны, в этой тюрьме! (…) Они и здесь никому не нужны. Все их лицо увидели. Один из этих деятелей к этим молчаливым или топающим приходил. Мне фотографию просто передали, когда я сказал, покажите, что это за люди. Он там разговаривает. Он пускай к этим молчунам и топающим придет и расскажет, где он был 19 декабря 2010 года? Эти хоть на штурм правительства повели колонной. А он почему спрятался под одеяло в больнице? Если надо фотография, можем показать. И выкурить невозможно было с больницы. Сегодня он приходит вершы почитывает и героя с себя делает. Но люди же не дураки. Даже эти пацаны. Вопрос, где ты был? (…)

Вы не думаете, что Лукашенко держит их, в связи с тем, что они ему конкуренты. Мы конкуренцию эту уже прошли. Уже за президентские выборы меня никто уже не критикует и под сомнения их итоги, Сергей Николаевич, уж вам в пику этот вопрос не задают. Поэтому уже даже они признают. Тяжело признать. Но это так. Где-то молчаливо, где-то там с оговоркой. Но они уже не ставят вопрос о легитимности прошедшей кампании. И потом ну какая легитимность? Я даже сегодня рассказать всего не могу, как проводил эту кампанию и как регистрировали этих десятерых. Вы что не знаете, что они с телефонного справочника людей переписывали. Но они стали кандидатами. Хотели, показали себя. Нарушили закон, ответили. Придет время, завтра-послезавтра. Да не будем мы держать их в тюрьме там. Это дорого для них и слишком это большая честь для них, осквернять тюрьмы. Там достойные люди в тюрьме сидят и они еще там. ... Не хочу говорить, как попали туда, а то еще скажут Лукашенко зеков поддерживает и т.д. Но что есть там пристойные люди – это факт. И им там не место, но что поделаешь, такой закон (…)

Откровенно говоря нам надоело уже плявузганне отдельных деятелей. Едут за границу, и поливаю грязью нашу страну. Это разве нормально? Это политики? И тогда, в очередной раз, разозлившись я приказал пограничникам и министрам внутренних дел, мы больше за границу их не пустим, а если выедут сюда не вернуться. И вы знаете, страшный ажиотаж. Кто-то кричал: «О, Господи, я же еще зубы не вылечил!» Кто-то челюсть не вставил. Кто-то еще что-то. И это ж политики?

"Хотите нового банковского кризиса? Бегите, снимайте, деньги!"

Президент, отвечая на вопросы журналистов, прокомментировал и снятие многими белорусами денег со своих  банковских счетов:

- Нет никакой необходимости белорусские деньги снимать! Будете бегать по банкам снимать деньги, значит, не надейтесь на то, что я вот так массировано, как сегодня рассказывал, буду увеличивать пособия и зарплату (…). Самые большие средства - это у населения, так Петр Петрович? (президент обращается к главе Нацбанка – Ред.) Это в любом государстве! В любом государстве населенческие деньги в банках это большой ресурс. Если вы оттуда их изымите, вы породите новый кризис, я говорю вам открытым языком. Хотите нового кризиса банковского? Бегите снимайте!  Второе, я читаю сводки милицейские: у нас в разы увеличились грабежи валюты белорусских рублей. Люди домой занесли деньги и пошло (...) В банке деньги индексируются, если надо. Но по крайне мере под подушкой вы никак не проиндексируете. Даже в процентах не получится на индексацию (…). Зачем со счетов снимать деньги? Еще одну панику хотите породить? А вас к этому сейчас будут подталкивать. Сейчас вам в газетках, «ВКонтакте» или в «Одноклассниках» или еще где-то, как у вас там, в сетях этих, вам завтра это по определенной методике подкинут. Поэтому не делайте это! Вы породите еще один кризис – это не нужно делать! Тем более, я вам еще раз говорю, что ну максимум в июле, августе мы практически ответим на все ваши вопросы, когда мы будем иметь эту информацию (…).

"У Захарова было 1,03 промилле"

Представитель портала Tut.by в защиту интернета заметила, что именно из интернета общественность узнает про разные интересные события, например, про ДТП, в которое попала «Бентли» известного хоккейного тренера Михаила Захарова.   

- У нас столько «Бентли» и прочих машин попадает в происшествия, - прокомментировал Лукашенко. - А увидели только с Захаровым почему-то… который где-то вертится возле президента. И все замерли в ожидании: «Как отреагирует президент?» Как ко всем. Пьяный? Был пьяный за рулем?.. Нет, он не отказался от экспертизы. Ему провели экспертизу -- 1, 03 промилле. Я вам открываю секрет. Как только мне доложили утром по этому событию – на всю катушку, как всем. А те, кто ближе, еще больше будут получать. Это мой принцип, они об этом знают.

Вот один парень выложил в интернете, как охраняют у нас метро… Вы знаете, какая реакция: начальник метро с метлой на улице, которые там должны были блюсти – тоже с метлой на улице. Я поручил МВД, чтобы этого парня поощрили. Спасибо ему за это.

Про атаку на сайт президента

- Вы даже не знаете, насколько у нас есть подготовленные ребята. В государственных структурах. Насколько они владеют разными методами. Мне недавно доложили, что была атака на сайт президента… И что наши ребята? Защитили. Очень классные люди. Несколько лет назад, когда только-только начал у нас развиваться интернет, Виктор Владимирович Шейман мне их привел помню: «Александр Григорьевич, посмотрите, ну очень умные ребята, много чего могут». И я их поддержал: одну группу, вторую, третью. Благо, что они остались в государственных структурах.

Про ситуацию с «Народной волей» и «Нашей нивой»

Отвечая на вопрос представителя портала Tut.by.

- Мне кажется, что «Народная воля» так и нарывается на неприятности. Она провоцирует власть. Наверное, ей это выгодно. Видимо, ее роль – устроить провокацию, чтобы мы как-то реагировали по закону на это и чтобы потом возбужденный запад или кто-то там в защиту их поднимал гвалт, кричал и на этом какой-то наживать рейтинг. Мне так кажется. Не знаю, может, я ошибаюсь.

Ну и потом, есть закон. Постарайся не нарушать этот закон. Ну умный человек ищет, как его хотя бы обойти. Я не советую это делать, но, если ты напролом лезешь, нарываешься на лом – так получай этим ломом.

Пускай все-таки разберутся в суде, ну а дальше, если я чего-то смогу сделать или обязан буду сделать, я к вашему сообществу прислушаюсь.

"Можете входить в состав Евросоюза, но без меня"

- Поверьте, я же президентом не первый срок, не пять лет, и не три года. Я вот наелся уже этого. И если кому-то так хочется попробовать, придет время - попробуете. Только подумайте, сможете ли вы с этим человеком удержать страну. Не инфляцию, не цены, страну надо сохранить.

Я ж понимаю, что вы не хотите быть ни в составе России, ни в Евросоюзе, на принципах прибалтийских государств. И правильно, и я этого не хочу. Я хочу, чтобы мы свое счастье нашли здесь. И я вам когда-то говорил, что такая политика и такая независимость дорого стоят. Готовы вы за нее платить – давайте будем платить, не готовы – скажите как-нибудь, что вы не готовы. 90 процентов нашего населения. Я с вами, конечно, не пойду другим путем, но вы, пожалуйста, можете входить в состав любого государства, в состав Евросоюза, но без меня. Как только я это почувствую. Но пока то, что я предлагаю обществу и вам, давайте жить на своей земле. И как бы не было сложно и трудно строить свое счастье самим. Большинством общества это нормально воспринимается. Поэтому я даже терплю ваши издевательства над собой. Потому что вы хотите, чтобы мы жили на своей земле. Другой политики не будет.

Открою секрет. Нам говорят так: «Вы хотите смоленскую цену на природный газ?». Я говорю: «Да, мы же в Союзном государстве». И мне говорят: «Тогда вступайте в Россию, когда будете в составе России, будет такая же цена». Наверное они правы, но я сказал: «Нет». Будем платить 250 долларов за тысячу кубов. Вот она цена. Можно так, а можно так. Я избрал этот путь. Как видите, он не простой. Вы хотите другим путем? Идите, но без меня.

"Я родился в автомобиле!"

- Эта тема тоже меня волнует. Некоторые говорят: а, богатые заплатят (за пошлины – Ред.). Я не придерживаюсь такой точки зрения, потому что я сам заядлый водитель. Как я говорю, я родился в автомобиле, в  тракторе, машине. Я это все умею делать, возить, крутить гайки, ремонтировать. Для меня это не просто роскошь. Я и сейчас езжу за рулем постоянно, практически каждый день. Это не то что хобби. Вот спорт и автомобили – для меня это для души.

Третий ребенок - это мой!

- Некоторые сейчас обижаются, как тяжело сейчас прокормить одного ребенка или двоих. Ну слушайте, ну конечно тяжело. Но я же обещал, что третий – это мой ребенок, а двое – ваши. Вот если вы родите третьего – ко мне с претензиями. Я буду поддерживать, я буду кормить, я уже об этом говорил. Ну двоих, ну надо как-то помогать где-то по жилью. Если у вас нет квартиры и вы никогда не получали жилье, вы эту помощь получите после многодетных семей сразу.

Начиналось все с интернета!

Президент  в беседе с журналистами рассказал и про обвиняемых во взрыве в метро.  

- Многие говорят: теракт, метро, метро..  А ведь он начался с Интернета. Он все оттуда скачивал, он все оттуда брал, мозги у него на это были нацелены ... Химик, неплохой, хотя по всем остальным же предметам он троечник. (…) Кстати, мы сами ведем расследование (…) Мы приглашаем евреев, чтобы они помогли в антитерорре, потому что они много знают. И я счастлив, когда они говорят: вы зря меня пригласили. У вас, говорят, все точно так делают, все как мы по методике. Когда приехали эти специалисты, вы знаете, что они попросили наших следователей? «Пусть он соберет взрывное устройство. Нам оно не знакомо». И мне докладывает руководитель следственной группы: «Он закрытыми глазами это сделал». Они были поражены.

А такой человек, с повернутыми мозгами! А начиналось с интернета.

А как сейчас оказывается, они уже проверяли на отдельных людях. Были травмированы люди некоторые.(…). И милиция этого почему не замечала. Но это отдельный разговор (...). Вы видите, что мы потихоньку начинаем вычищать, тот кто попадался: начальника метро, охрана, милиционера, который пропустил его, не проверил, когда женщина сказала ему: «Проверь!». (..). Поэтому мы их потихоньку, начиная от лейтенантов и заканчивая генералами, призовем к ответу. Вот у него компьютер, который был изъят, он напичкан страшными фильмами, вот этими всеми разработками из Интернета (…)

"Скорее всего, будет подоражание импортных лекарств!"

про лечение пьяных водителей

- Иногда чешутся у меня руки ввести плату, кто в нетрезвом состоянии, получил травму. Напился, нырнул.. Вот сейчас я был по несчастью в травматологии с малышом. Тоже добегался, руку повредил, трещина там. Приехал туда, и как обычно, все  вопросы ко мне и так далее. (…). Докладывал мне: с переломными позвоночниками, руками… И все, говорит, в нетрезвом состоянии. У меня такое желание иногда: напился, получил травму в нетрезвом состоянии, в автомобиле столкнулся и еще кучу людей убивает, а мы его бесплатно лечим. Иди – плати  (…) Здоровье - это очень дорогая вещь (...)

про цены на лекарства

- Мы все сейчас делаем и будем делать, чтобы сохранить цену на отечественные лекарства (…). Не будет никакой вспышки и цена сохранится.  Что касается импортных, вот все лекарства, которые мы когда-то закупили, в том числе и частники, мы это держим на контроле. Они идут еще по божеской цене. Какое-то будет, наверное, подорожание, скорее всего у поставщиков в аптеках (…). Но это не значит, что завтра бежать и лекарства скупать. Видите, насколько это деликатные темы. Но от них никуда не уйдешь. Но в учреждениях здравоохранения, в больницах, где мы лечим практически всех бесплатно (…). Вот там мы процесс контролируем. Потому что здравоохранение это очень серьезный процесс, и конечно, нельзя наклонить людей, как по этой свиной шее.

 



 
Похожие новости по теме:


» Как только жиманули, так в апреле сразу валютная выручка увеличилась на 20%

» Как в Беларуси боролись с бандитами на дорогах

» Лукашенко: Власть такая, какие вы сами

» Чего было бросаться в обменники? Мы живем за белорусский рубль

» Лукашенко: "Зацепило корабль", но "нас Бог пожалел"

 
Прочитано: 1543 раз(а)


Рекомендуем: 


Интересные факты

Популярные новости

Интересные события