Интервью с экспертом: можно ли добывать алмазы и золото в Беларуси?

NMN.by - Новости Минска Главная    | ЗНАКОМСТВА | АГРОТУРИЗМ | ФОТОГРАФ | ПОДАРКИ | КНИГИ  |
Поиск новостей     Расширенный поиск

Разделы новостей
Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

Подписка на новости
Подписка на рассылку:

Голосование
Как отражается на Вашем бюджете рост цен в Беларуси?
Существенно
Приходится больше работать
Не существенно, но ощутимо
Я этого не замечаю
Затрудняюсь ответить
Результаты

Рекомендуем

email Отправить другу | print Версия для печати |

Интервью с экспертом: можно ли добывать алмазы и золото в Беларуси?

30 Mar 2012

В последнее время все чаще поднимается вопрос поиска нетрадиционных для нашей страны полезных ископаемых: золота, алмазов, сланцевого газа. Вместе с новостями об этом возникает множество споров и домыслов. Корреспондент Onliner.by выяснил, что же на самом деле добывают и могут добывать из белорусской земли, у заместителя директора Департамента по геологии Министерства природных ресурсов и охраны окружающей среды Владимира Вараксы.
Белорусской солью можно «завалить» полмира

— Чем богата республика, наверное, все знают. В первую очередь, это калийные соли, по запасам которых мы занимаем третье место в мире. Мы обеспечиваем свои потребности, но подавляющая часть продукции «Беларуськалия» идет на экспорт. Кроме разработанных, в Беларуси есть еще несколько месторождений калийных солей. Несколько участков Старобинского месторождения уже передано иностранным инвесторам. Так что скоро начнут строиться два новых рудника — в районе Любани (Минская область) и Петрикова (Гомельская область). По этому сырью проблем нет.

Также республика полностью покрывает свои потребности по каменной соли. Ее запасы в Мозыре и Солигорске настолько огромны, что мы можем обеспечить не только Европу и Азию, но и полмира. Однако мировой рынок диктует свои условия.
Кроме того, Беларусь практически полностью обеспечена собственным сырьем для производства строительных материалов: силикатных изделий, керамического кирпича, панелей. Это также песок, гравий для гражданского строительства, промышленного строительства. Мы закупаем только некоторые виды сырья для производства керамики.
Есть у нас и собственное месторождение гипса в Петриковском районе. Сейчас там заканчивается детальная разведка. И в нынешнем году месторождение будет выставлено на международный тендер. Когда начнется добыча, не придется поставлять гипс из России, Украины и Молдовы.

Собственной нефти в Беларуси хватит на 25—30 лет

— Владимир Владимирович, а как обстоят дела добычей белорусского «черного золота»?
— Нефть в Беларуси добывается уже более 30 лет. В последнее время — порядка 1,6—1,7 млн тонн в год. Объем добычи немного снижается. Это происходит из-за того, что прирост новых месторождений на 10—15% в год меньше, чем добыча нефти из уже действующих.

Вторая причина снижения добычи нефти — трудноизвлекаемые запасы. Наши технологи работают над этим вопросом. Есть некоторые наработки, позволяющие облегчить добычу тяжелой нефти.

В то же время геологи сейчас выходят на новые глубины залежи нефти. Бурится скважина на 5,5 км, «Беларусьнефть» готовит скважину на 6 км. Также планируется выход на 7000 и более метров. Есть вероятность, что там можно выявить большие запасы нефти. Естественно, этого сырья мало для страны, но около 10% потребности в Беларуси обеспечивается за счет своей нефти.

— Добывать собственную нефть на такой большой глубине рентабельно?
— Я не думаю, что эта нефть будет дороже российской. Ведь продажа нефти высокорентабельна. Конечно, стоимость ее будет немного выше, чем сырья с 4000 метров, но все экономически выгодно. Такая нефть точно не будет дороже норвежской, добываемой в Северном море.

Разведанные и подтвержденные на сегодня запасы нефти в Беларуси составляют порядка 30 млн тонн. При нынешних темпах добычи ее хватит на 20 лет. Но это только подтвержденные, а есть ведь и неподтвержденные, которые мы ищем. Уверен, что 25—30 лет в Беларуси еще будет добываться своя нефть.

— Но ведь запасы калийных солей также истощаются?
— С калием примерно такое же положение, как и с нефтью. Есть подтвержденные запасы, готовые к промышленному освоению, куда уже сегодня можно загонять технику. Их у «Беларуськалия» сейчас примерно на 30 лет. Я думаю, что для сегодняшнего молодого поколения вопрос наличия калийных удобрений не будет вставать. Дело в том, что для наших рудников сейчас не нужно разведывать месторождения на 200 лет вперед. То есть они есть, но как потенциальные ресурсы. Сразу вести полную разведку нецелесообразно.

— Сейчас в мире активно развивается тема сланцевого газа. Есть ли он Беларуси?
— Белорусские геологи находятся в начале пути по сланцевому газу. Этот вопрос в последние годы действительно широко начал подниматься в мире. Но реально, по имеющейся у нас информации, добывают сланцевый газ только США. У нас несколько иные геологические условия, но, исходя из имеющихся материалов, которые были получены во время других работ, можно предположить, что в Беларуси также может быть сланцевый газ.

Сейчас выделено несколько перспективных участков для изучения. Но главный вопрос — это проблема технологий. Дело в том, что технологии разведки и получения сланцевого газа весьма сложные. У нас в стране пока нет оборудования, которое позволяло бы бурить подобные скважины. Так что, скорее всего, будут привлекаться иностранные компании.
В целом судить о том, будет ли найден в стране сланцевый газ, пока рано, хотя перспективны районы мощного осадочного чехла — Припятского прогиба, Брестко-Подляской впадины и Оршанской впадины. Более однозначно сможем ответить только через несколько лет. Хотя уже сейчас можно говорить, что добыча сланцевого газа может оказать негативное влияние на природные подземные воды.

В Беларуси есть свои золото и алмазы!

— Многих волнует тема золота. Может ли в Беларуси найтись свой Клондайк?
— Месторождений золота в Беларуси пока нет. Но при проведении детальной разведки Околовского месторождения железных руд в Столбцовском районе в некоторых частях были выявлены проявления золота — определенные интервалы с содержанием золота, гораздо превышающим фоновое.

Сейчас там ведутся работы. Что такое месторождение? Это скопление полезных ископаемых, добыча которых в данный момент экономически выгодна. Пускай там будет и 100 тонн золота, но если на добычу уйдет больше денег — никто заниматься этим не будет. Проект в Столбцовском районе в соответствии с госпрограммой будет вестись до 2015 года. На эти работы выделено более 18 млрд рублей.

Интересно, что несколько лет назад мы проводили работы по получению тонкодисперсного золота из наших песчано-гравийных месторождений. Был добыт даже первый килограмм, переплавленный потом в слиток. Но это был научно-исследовательский проект, и стоимость данного килограмма была выше рыночной. Наши заводы пока технически не готовы рентабельно осуществлять весь процесс получения золота таким способом.

— С алмазами похожая ситуация?
— Целенаправленные поиски алмазов в Беларуси начали вестись с 1992 года. Некоторые работы — даже раньше. На территории Беларуси они сопряжены с определенными трудностями. Коренные месторождения алмазов представляют так называемые «трубки взрыва» диаметром обычно несколько сотен метров, которые прорывают земную кору. Эти трубки в Беларуси перекрыты четвертичными отложениями.

Получается, нужно найти, где находится эта трубка на глубине в сотни метров, что очень сложно. Если бы трубки выходили на поверхность, как в Якутии или ЮАР, искать было бы проще, конечно. Здесь же все перекрыто отложением. Хотя, по косвенным признакам, в Беларуси выявлено несколько участков, где могут располагаться алмазоносные трубки. Сейчас 33 из них в нашей стране уже вскрыты, в некоторых найдены зерна алмазов. Мировая практика показывает, что только в одной из ста можно найти драгоценные камни.

Последние год-два темпы работ по алмазам несколько упали. Все дорожает, а геологи завязаны на оборудование и комплектующие, которые не производятся в стране. Правительством поставлена задача активнее осваивать калийные и другие месторождения, которые уже сейчас могут приносить доход. Возможно, некоторые участки по поиску алмазов будут переданы иностранными инвесторам.

Строительство АЭС не помешает купанию в Браславских озерах

— Вчера на совещании у премьер-министра поднимался вопрос увеличения экспорта белорусской воды. Каковы перспективы в этом направлении?
— Речь идет о продаже бутилированной воды. Белорусы сейчас потребляют около 25—30 литров такой воды на человека в год. В Европе этот показатель заметно выше — от 150 до 220 литров. Наша страна располагает большим потенциалом в этом направлении. Но тут вопросы не геологов, а торговли и выхода на рынки других стран.
Есть и субъективная причина слабого развития — отсутствие специального центра, который мог бы сертифицировать нашу воду. Приходится возить образцы для получения подтверждения качества в Ригу или Санкт-Петербург. Однако вчера премьер-министром поставлена задача создать такой центр и в Беларуси. Для этого, конечно, нужны деньги, оборудование.

Белорусскую воду по качеству можно сравнивать с кавказской. Раскрученные бренды — «Фрост», «Минская», «Дарида» — все можно пить спокойно. Они ничуть не хуже кавказских и прибалтийских.
— Сейчас начинается строительство белорусской АЭС. Она не повлияет на белорусскую водную систему, те же Браславские озера?
— Чернобыльская АЭС стояла на Припяти и Днепре. И с водой там всегда все было в порядке, авария с этим совсем не связана. Игналинская АЭС также стоит на огромном озере — все купаются и загорают. Станции работают во всем мире, но наше население напугано сильнее остальных, это можно понять. Но вопрос опасности АЭС зачастую надуман и не обоснован. Тот мониторинг, который должен применяться, будет полностью проводиться. И безопасность стоит здесь на первом плане.

— А что можно сказать о топливе для АЭС? Есть ли залежи урана в нашей стране?
— В геологической службе СССР существовало такое правило, что поиски радиоактивного сырья велись по всей территории страны. Уже тогда в Беларуси были выявлены некоторые потенциальные месторождения урановой руды. Сейчас при соответствующих работах и финансировании можно найти собственные месторождения, но вопрос в другом — нужно ли нам добывать уран. Этот вопрос должны решать не геологи.

К тому же добыча и переработка уранового сырья несет много проблем. Нужно создавать промышленность и договариваться в рамках подписанных договоров с международными организациями.

— В целом, какие перспективы у белорусской геологии? Что нужно улучшить?
— Основная проблема у нас — финансовая. Нужно выходить на новые глубины, разрабатывать новые месторождения. Хотя определенные подвижки есть. В этом году, например, будем покупать сейсмостанцию четвертого поколения. В то же время с приходом иностранных инвесторов можно рассчитывать на улучшение положения. Около 60% финансирования будет поступать от них, а не из бюджета.

Остро стоит и проблема кадров. Скажу об этом честно — пускай на меня обидятся наши геологические вузы в Минске и Гомеле — студентам не хватает практики, ведь геология — очень сложная наука. На геофак БГУ, например, идут абитуриенты с низкими баллами. Из школьного двоечника может получиться отличный специалист, однако нужна и основа из базовых знаний.

У нас сейчас все-таки много специалистов до 30 лет и людей после 50. А вот эта прослойка — между 30 и 50 годами — как-то выпала. Есть ребята и девушки очень толковые. Но кто-то приходит, поработает 2 года — и уходит в Россию, где зарплата в 4—5 раз выше, а дефицит кадров еще больший.

Хотя средняя зарплата в геологии сейчас выше 3 млн рублей, она растет по сравнению с прошлым годом. Молодые специалисты с высшим образованием сразу могут рассчитывать на 2—2,5 млн рублей.

 



 
Похожие новости по теме:


» Белорусское золото будут искать под Столбцами и Несвижем?

» Урановую руду будут искать на Гомельщине, а золото - на Минщине

» Цена на нефть Brent упала ниже 40 долларов впервые с 2009 года

» В Беларуси есть шанс найти алмазы, спутники их уже нашли

» Белтелеком вносит изменения в стоимость некоторых услуг

 
Прочитано: 3066 раз(а)


Рекомендуем: 


Интересные факты

Популярные новости

Интересные события